суббота, 16 апреля 2011 г.

памятник Героическому Феодосийскому десанту

На набережной Десантников – традиционном месте летних аттракционов Феодосии-курорта – когда-то велись ожесточенные бои за освобождение города от немецко-фашистских захватчиков.
Памятник Феодосийскому десанту
Этим событиям посвящен памятник воинам героического Феодосийского десанта установлен на набережной 7 мая 1994 года. Это изображение двух воинов на пьедестале, у их ног надпись: «Феодосийскому десанту, 1941 год». На том месте, где сейчас находится памятник, стояло 37-миллиметровое зенитное орудие.


В морозный и штормовой день 28 декабря 1941 года у причалов Новороссийской военно-морской базы на корабли грузили машины, лошадей, боеприпасы.По трапам подымались тысячи солдат и офицеров 44-й армии. Большинство из них никогда не были в бою и ни разу не плавали на морских судах. Никто не знал, куда повезут их почему-то нисколько не боящиеся жуткого шторма моряки. С наступлением темноты крейсеры "Красный Крым" и "Красный Кавказ", лидер "Ташкент", несколько эсминцев, тральщик "Щит" и транспорт "Кубань" вышли в бушующее море и взяли курс на Крымский полуостров. Героический и несравненный Феодосийский десант уходил в бессмертие...


Солдаты думали, что корабли идут в Севастополь, защитники которого из последних сил отражали второе наступление 11-й армии Манштейна. Захват немцами главной базы Черноморского флота был, скорее всего, делом нескольких дней. Только в море объявили пункт назначения - Феодосия. Шторм усиливался, начиналась пурга, температура воздуха упала до - 17.


Пехотинцы мерзли, многие страдали от качки. Сильнее всего болтало легкие катера, отнюдь не" легкой походкой" идущие по обеим сторонам кильватерной колонны. Именно на них шла обвешенная гранатами матросская команда первого броска. в плане операции учитывалась даже пресловутая морская болезнь, и в группу захвата брали только краснофлотцев.


...Бывалого моряка главного старшину и радиооператора Георгия Десюка дурацкий шторм вообще не волновал. Он вышел в море со вторым эшелоном десанта на военизированном торговом транспорте "Жан Жорес" Про Феодосию он узнал еще на берегу. В оставшиеся до отплытия часы его повсюду сопровождали два особиста. Штурм с моря оккупированного города был страшнее, чем высадка в Севастополе. Но думать надо было не об опасностях, а о выполнении самого ответственного задания - обеспечении надежной и бесперебойной радиосвязи десанта с командованием базы. Личное оружие - наган и нож. Но главное - гранаты. Нужно было ухитриться взорвать себя так, чтобы уничтожить зашитые в бушлате секретные коды и позывные.


К четырем утра 29 декабря эскадра подошла к берегам Феодосии незамеченной: немцы не предполагали, что в такую погоду без поддержки авиации и менее чем через два месяца после сдачи Феодосии у русских найдутся силы и решимость для проведения столь крупной и дерзкой десантной операции. Тем не менее, город они успели основательно укрепить.


В 3.58 море и земля задрожали от залпов корабельных орудий.Канонада продолжалась чуть более 10 минут. За это время через узкий проход в боновом заграждении в порт на нескольких сторожевых катерах "морской охотник" ворвался штурмовой отряд - 300 моряков под командованием старшего лейтенанта Аркадия Федоровича Айдинова. Один из первых катеров имел бортовой номер 013, но в ту ночь было не до суеверий.Честь стать добровольными смертниками доверили самым лучшим. У командира был ППШ, у политрука В.Ф.Пономарева трехлинейка - автоматов не хватало даже на группу захвата. Всего через 8 минут после получения команды "На штурм"моряки первого броска подали кораблям сигнал "Вход свободен". Причалы Широкого мола были захвачены, но жестокий рукопашный бой в порту только разгорался. Старлей Айдинов ручался, что не ошибся в посланном авансом сигнале.


Нигде и никогда флот не брал город на абордаж. Впервые в военной истории и вопреки канонам военной науки это случилось в Феодосии. Боевые корабли (специальных десантных тогда еще не было) один за другим заходили в порт, швартовались к причалам и под яростным огнем высаживали десантников прямо в бой. Тяжелее всего пришлось крейсеру "Красный Кавказ". Из-за сильного шторма и отжимного ветра переполненный десантом большой корабль долго не мог пришвартоваться. У причала его непрерывно бомбили, обстреливали из орудий, минометов, пулеметов и даже автоматов. От прямого артиллерийского попадания едва не взорвался орудийный погреб. Крейсер не уходил, пока из его трюмов не поднялись две тысячи десантников, сошедших на берег, чтобы убивать и умереть за Родину. После Феодосийской десантной операции "Красный Кавказ" сравнялся славой с бригом "Меркурий" и крейсером "Варяг", став первым гвардейским кораблем отечественного военного флота.


В городе дислоцировались два полка пехотной дивизии СС. В штабах и на спец-курсах было много офицеров. Далеко не все немцы убегали через окна в нижнем белье, хотя были и такие. Первая линия фронта проходила по ж/д полотну. Очистив порт, предварительно ознакомленные с планом города моряки штурмового отряда захвалили гостиницу "Астория", где жили немецкие офицеры, городскую управу на улице Карла Либнехта, гестапо на Галерейной. Чуть позже был взят Казанский собор, который немцы переоборудовали в тюрьму.Наиболее тяжелый бой шел у здания государственного банка на улице Горького.


Подразделения первого отряда после высадки повели наступление на Митридат, станцию Сарыголь и господствующую высоту Лысая гора. Крейсеры и эсминцы поддерживалидесанткорабельной артиллерией. К 23 часам весь город был в руках десантников. Не спавшие двае суток войска без передышки наступали на Коктебель, Старый Крым, Владиславовку и Ак-Монай, где так и не высадился запланированный встречный десант. Когда, наконец, удалось немного поспать прямо в чистом поле на почти 20-градусном морозе, многие солдаты просто замерзли.


Город был взят, но повсюду шла непрерывная интенсивная стрельба. У комендантской команды было много хлопот. Нужно было охранять штабы и важные объекты, убивать прятавшихся в подвалах, на чердаках, в закрытых и заколоченных домах эсесовцев, уже успевших переодеться в форму погибших красноармейцев и краснофлотцев, конвоировать пленных, хоронить наши и немецкие трупы, раздавать населению сухари, расстреливать предателей и неразборчивых в половых связях феодосийских проституток. Комендантская рота боролась и с феодосийскими мальчишками, которые насобирали валявшиеся на улицах гранаты и атоматы. Однажды восьмилетние пацаны обстреляли из "шмайсеров"трофейный "мерседес" командующего 44-й армией генерал-майора Первушина. Личный охранник командарма 160-килограммовый гигант из отряда Айдинова ограничился конфискацией автоматов, устным внушением и подзатыльниками.


17 января Айдинов собирал свой поредевший отряд, снимая все посты и патрули.Авангард Феодосийского десанта становился арьергардом - надо было отходить. Где-то на окраине города, растегнув бушлаты, чтобы видны были тельняшки, еще бросались под танки матросы Айдинова. Ночное море грозно сверкало и гремело - доблестный Черноморский флот салютовал отступающим десантникам залпами всех корабельных колибров. Десант покидал Феодосию.


Феодосийский десант мало кто помнит. Наград за этот десант не раздавали. Даже в советское время стыдливо говорили, что, дескать, была такая тактическая операция, которая позволила отвлечь немцев от Севастополя. Это операция оказала огромное влияние на ход Второй мировой войны. 30 декабря немцы остановили штурм Севастополя, без боя сдали Керчь и отступили с Керченского полуострова. Наступление на Северный Кавказ было отсрочено почти на полгода. Без грозненской и Бакинской нефти Советский Союз не смог бы победить...


В Феодосии есть почетные улицы имени очень странной и подозрительной Розы Люксембург или никому неизвестного и никогда не бывавшего в городе самарского революционера Валерьяна Куйбышева. А улицы Айдинова, к сожалению, нет.



Комментариев нет:

Отправить комментарий